СМИ о нас

ТАРАС ЗАГОРОДНИЙ: «СПЕЦКОНФИСКАЦИИ — ЭТО РОСТ РЕЙДЕРСКИХ ЗАХВАТОВ И УДАР ПО ИНВЕСТИЦИОННОМУ КЛИМАТУ»

Политический эксперт, управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний на канале News One, 19.09.2016

19.09  — Яценюк впервые после своей отставки собирает брифинг. В чем причина?

— 80% политики всегда происходит кулуарно и появление Яценюка говорит о том, что приближаются выборы. Сейчас идет позиционное выдвижение. До 8 ноября — выборов в США — ничего происходить не будет. Пока идет обкатка некоторых политиков. В идеале Яценюку следует критиковать власть, потому что если посмотреть на историю украинских выборов, то у нас всегда побеждает оппозиция. По разным причинам, украинцы не любят власть, поэтому лучше выходить с оппозицией. Но есть одна тонкость. Народный фронт — одна из составляющих коалиции. Резко покритиковать, конечно, можно, но Яценюку не так поверят как Тимошенко, ведь официально у нее нет своих сторонников в правительстве. Поэтому у Яценюка будут какие-то попытки покритиковать, рассказать «при мне было лучше», хотя не факт.

— Сейчас у Народного фронта отрицательные рейтинги. Что может сделать Яценюк, чтобы вернуть себе электорат?

— Скорее всего, будет ребрендинг. Уже говорят, что это сделают на базе добробата «Азов». Эта партия будет патриотична, будет бороться на нише партии Свобода и других партий, в том числе и новых.

— Азов ассоциируется с радикальными настроениями на грани использования оружия. Такие партии мало кто поддерживает. Зачем это Яценюку?

— Страна сильно изменилась. И приверженцев того, что многие вопросы можно решать радикальным способом с помощью оружия — резко выросло. Социология говорит, что 40% населения готовы к протестам, а 15% — к вооруженным протестам. Это было видно по довыборам, которые проходили по семи округам. Антирейтинг у президентской партии огромный, хотя свои 10-15% они наберут. У Народного фронта антирейтинг еще больше, они даже кандидатов не выставляли. Вытянуть эту партию сейчас нереально. Нужен либо новый лидер, либо новое название, либо распадаться и возвращаться к Юлии Владимировне. Ведь многие из Народного фронта ушли из Батькивщины за Яценюком.

— Зачем Яценюк созывает брифинг: чтобы покритиковать власть или чтобы вернуться в большую политику?

— Не думаю, что будут громкие заявления. Скорее всего, будет комментарий относительно государственного бюджета, который недавно подан в парламент. Конечно, он попытается сделать какой-то политический месседж, потому что у Народного фронта сейчас самая безвыходная ситуация. Даже если выборы состоятся через полгода — они непроходные. С началом политического сезона этого года Народный фронт сильно активизировался.

— Прозвучала мысль, что Яценюк сейчас неприкосновенный в политическом плане. Так это или нет?

— По криминальным вопросам Народный фронт точно неприкосновенный, потому что они являются частью коалиции. Но если внимательно понаблюдать о разделении потоков в коалиции, то можно отметить постепенное системное и планомерное вытеснение Блоком Петра Порошенко Народного фронта от разных тем и потоков. Конфликт намечается, потому что ресурсов меньше, а аппетиты никуда не делись. Слабое звено в коалиции — Народный фронт. БПП чувствует себя увереннее, потому что Президент есть Президент. Они пойдут на выборы. 10-15% наберут по партийным спискам, пойдут по мажоритарке самовыдвиженцами и будет повторение ситуации 2002 года. «За Единую Украину» 10% набрала, а остальное добрали по мажоритарке без капризных партнеров с большими аппетитами.

— В Киеве открылся всемирный Давоский коммуникационный форум, где Гройсман ничего конкретного не сказал. В чем смысл таких выступлений? Воодушевить гостей?

— В нашей стране это может пока только Петр Порошенко. У него хорошие спичрайтеры и он сам умеет хорошо говорить. Остальные — на слабую троечку. Гройсману иногда лучше делать умный вид и молчать. Многие украинские политики считают, что чем больше они будут появляться на телевидении, трем лучше. Но телевидение тоже по-разному работает и воспринимается. Люди хотят конкретные ответы на конкретные вопросы, а политики говорят общими фразами. И Гройсман в том числе.

— В день выборов в Думу возле посольств в Киеве и Одессе были потасовки с желающими проголосовать гражданами России. Говорили, что это сделано Свободой ради картинки. Свободовци живут ради картинки или ради жизни?

— История вокруг посольства и вокруг выборов мутная именно со стороны чиновников. Помним как сильно возмущалось наше МИД, кричало, что недопустим голосования, это нелегитимно и так далее. И тут резко разрешили. Ничего не мешало ограничить доступ в посольства лиц, которые там не работают. Территория посольства — это территория другого государства согласно с Венской конвенцией. А вокруг — территория Украины.

— Вы не думаете, что был бы скандал?

— Мы говорим свою позицию, что выборы в России нелегитимны и в день выборов ограничиваем прохождение в посольство. Но ничего подобного украинской стороной сделано не было. В данном случае идет двойная игра и не стоит ограничиваться только обвинением свободовцев. Я против того, что происходило вокруг посольства. Я против внесудебных разбирательств. Но когда в стране принимаются половинчатые решения со стороны государственных органов власти, начинает говорить улица, у которой есть свой запрос. В том числе и со стороны тех людей, которые просто хотят пойти и дать в морду. И государство должно понимать, что если оно не исполняет свои функции, то это сделают другие люди.

— На выборах в России был катастрофический провал оппозиции. Большинство проголосовало на путинскую партию. Изменится ли политика России в связи с этим в отношении Украины? Может она станет более агрессивной?

— Не думаю, что что-то изменится. Как сказал классик российской политической жизни: «Дума — это не место для дискуссий». Это давно так и все давно решается в Кремле. Результаты выборов неудивительные. Если российская государственная машина смогла создать ощущение, что эти выборы ничего не решают, и никто ничего не решает, то в результате на участки не приходит огромная часть электората, которая могла бы по-другому проголосовать. На низкой явке всегда власть побеждает. Такой же принцип работает и в Украине. Но у нас явка на парламентские выборы около 50-60%, потому что люди чувствуют, что могут что-то поменять. А в России людей довели до депрессии и они просто не пошли на выборы. Поэтому у оппозиции не было шансов.

— Из тех вопросов, которые мы обсудили, какой по-вашему мнению, наиболее важный?

— В первую очередь, это, конечно, бюджет — как он будет распределяться и какой будет позиция парламента. Лишения неприкосновенности не будет. Депутаты не наберут для этого 300 голосов. Высока вероятность, что не будет принято решение и по спецконфискации. Гройсман в этом бюджете уже успел написать, что он по спецконфискации получает какие-то деньги, но закон еще не принят. Я лично против спецконфискации, потому что это внесудебные расправы и они закончатся очень плохо для нашей страны. Есть прокуратура, НАБУ, есть много полномочий, чтобы решить все вопросы. Тем более, что есть и суды, которые работают фактически в ручном управлении. Спецконфискации — это рост рейдерских захватов и удар по инвестиционному климату. Ничего хорошего не принесет.

Видео смотрите здесь