СМИ о нас

 

ТАРАС ЗАГОРОДНИЙ: «КАК ТОЛЬКО НАШИ ЧИНОВНИКИ НАЧИНАЮТ ГОВОРИТЬ О СТАБИЛЬНОСТИ — СЛЕДУЕТ ЧЕГО-ТО БОЯТЬСЯ»

Управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний на канале 112 Украина, 04.09.16

04.09  1120232252016 10 18 22 06 20— Часть аналитиков говорят, что Украину могли бы пригласить на сами Большой двадцатки в качестве гостя. Ирина Геращенко считает, что этого не нужно, потому что лидеры Германии и Франции сказали, что не может происходить разговор об Украине без Украины и Нормандский формат не может нарушаться. Ваше мнение.

— Никто не мешает двусторонним встречам Путина и Меркель и не факт, что на саммите не будет обсуждаться вопрос Украины. Больше внимания я бы обратил на то, что было до саммита. Были введены дополнительные санкции, которые в первую очередь касались «Газпрома» – главной кормушки всей российской власти. Попали под санкции и другие компании, через которые, скорее всего, немецкий капитал пытался обойти санкции. Все заметили, что там была компания «Шкода». Это совместное предприятие, которое занимается атомной энергетикой и принадлежит компании Фольксваген, то есть — немецкому капиталу. В данном случае, уже было сделано очень много для Украины.

Что касается приглашать или нет — это сложный вопрос, который можно было бы решить в пределах двадцатки. Все нужно согласовывать. Это только у Путина все делается по одному кивку лидера. Главное — не присутствие, а то, что было сделано раньше. Это снизит вероятное снятие санкций со стороны европейских компаний уже в конце этого года. Позиция Украины достаточно уверена.

— Украина и Грузия в этом году получат безвизовый режим, – убежден еврокомиссар Йоганнес Ган. Страна разделилась на оптимистов и пессимистов. У вас есть оптимизм по этому поводу?

— Скорее всего, будут предостережения о возможности отмены безвизового режима, если Украина что-то не выполнит. Это не такая большая проблема для нашей страны, потому что только процентов пять населения смогут воспользоваться безвизом. Но это даст возможность нашей власти говорить о реформах и европейской интеграции. Я побаиваюсь, что ЕС может на этом остановиться и сказать — вот вам безвизовый режим, но будете платить за каждый въезд по 15 долларов с человека. И это уже обсуждается. Мы еще не понимаем порядок этого безвиза. Это не значит, что любой пограничник на границе с Евросоюзом не будет спрашивать вас о том, что спрашивали в посольстве при получении визы. И не факт, что вас не вернут.

— Эта тема занимает большое пространство в спичах наших политиков и чиновников. Президент в Виннице говорил о получении безвизового режима и очередного транша МВФ, который мы ждем с осени прошлого года…

— Несколько раз вопрос получения транша от МВФ переносился. У нас бюджет прошлого года принимался под криком, что вот-вот будет. Я не сторонник получения дополнительных кредитов. Нужно запускать свою экономику. Мы несколько раз отказывались от сотрудничества с МВФ как раз на третьем транше, когда у нас запускалась экономика. Я критически отношусь к политике правительства, в том числе и в отношении поднятия тарифов. МВФ не требовал, чтобы мы сразу их поднимали. Но правительство это сделало за счет населения.

— К кредиту МВФ привязаны инвестиции, которые идут в бизнес…

— Это бред. У нас был рост экономики в 2002 году на 17%. Мы не получили транш, но инвестиции шли. О необходимости получения кредита говорят грантоеды, которые не понимают, как работает экономика. В 2008 году мы не получили третий транш, но уже в последующие два года у нас возобновился рост экономики и снова пошли инвестиции.

— Как тогда трактовать слова еврокомиссара во время встречи с Гройсманом? Они говорили о сотрудничестве в газовой сфере, обновлении трехстороннего сотрудничества Россия-ЕС-Украина и речь шла о большой сумме, которую Украине мог бы выдели ЕС на закупку этого газа…

— Вы не путайте интересы чиновников, которые хотят распределять деньги и интересы украинцев. Это два разных интереса. Если у нас начинает работать экономика – нам не нужны эти кредиты. Кредиты нужно возвращать и неизвестно на каких условиях мы покупаем этот газ, какие там процентные ставки и что мы пообещали в обмен. При нормально работающей экономике все эти чиновники не нужны.

— Беда в том, что чиновники руководят страной..

— Не чиновники руководят страной, а граждане. А наши граждане до сих пор пребывают в ауре. Нет чиновников и нет бюджетных денег. Это наши деньги, которые мы им отдали в управление. Мы должны требовать качество управления, рост экономики, увеличение количества рабочих мест, а не слушать их красивые рассказы о том, как они загоняют наших детей в долговую яму.

— Украинской гривне 20 лет. Девальвация гривни – это результат работы либо не работы украинцев или результат работы тех, кого мы избрали?

— Это модель нашей экономики. У нас экспортно-ориентированная экономика, а экспортерам всегда выгодно, чтобы ослабевала валюта, тогда их прибыль вырастет. Мы всегда упираемся в потолок. Мы заложники модели экономики, которая у нас существует уже 20 лет. Поэтому нет ничего удивительного в девальвации. Она всегда будет происходить, пока у нас не изменится структура экономики. Но, к сожалению, у нас идут опасные тенденции благодаря идиотским заявлениям об аграрном государстве. Падают цены на сырье и снова будет новая волна девальвации в связи с сокращением прибыли. А это уже вопрос к правительству: где программа поддержки украинского экспорта, где агенция, которая страхует экспортные риски, какие отрасли экономики мы поддерживаем, а какие нет. Вмешательство государства в экономику должно сокращаться. Государство много потребляет — около 50% ВВП распределяется через бюджет. Не может быть такого в государстве, которое хочет куда-то выйти. У нас такая нагрузка на бизнес, что у него нет смысла куда-то инвестировать.

— Снижение курса гривни — это сезонные колебания и ситуация на валютном рынке стабилизируется. Об этом заявил Гройсман. Он сказал, что увеличить зарплаты бюджетникам получится в следующем году. Но это не работает на практике.

— Хорошо, что Гройсман не вспоминает пенсионеров, которые виновны в девальвации, как в начале этого года успела заявить глава Нацбанка. Как только наши чиновники начинают говорить о стабильности — следует чего-то бояться. У нас может быть отсутствие рисков девальвации при росте экономики и увеличении поступления валюты в страну. У нас идет падение по металлургическому и аграрному рынках. О каком росте экономики говорит Гройсман – вообще непонятно. У нас запланировано в пределах статистической погрешности – 1% ВВП. Это значит, что нет роста. За 20 лет в долларах мы потеряли половину экономики.

— Гройсман сказал, что будет расти бюджет, а до 15 сентября правительство обещало подать бюджет на следующий год в парламент. За счет чего собираются наполнять бюджет?

— Чему там расти, если экономика падает? Это значит дополнительное давление на бизнес, будут выбирать все, что только можно, а люди не будут это отдавать, и наступит кризис платежей, в том числе и в ЖКХ. У нас может быть только сокращение. Честный бюджет — для народа или для чиновников? Для чиновников – может быть. Они честно распилят то, что есть. Наш НАК «Нефтегаз», руководимый великими реформаторами, за прошлый год не имел финансового плана и за этот не имеет. Мы не знаем сколько пилится денег, в первую очередь в газовой сфере. Какой аудит у нас проведен в социальной сфере? Вы знаете, почему в пенсионном фонде у нас работает 40 тысяч людей, что они там делают?

— Бюджет обещают внести в парламент, а какая вероятность того, что его потом отзовут на доработку?

— Скорее всего, оно так и будет. Это делалось прошлыми «прозрачными» западными руководителями минфина и как это делалось при преступной власти.

Видео смотрите здесь