СМИ о нас

 

ТАРАС ЗАГОРОДНИЙ: «КАБМИН ДОЛЖЕН ПРОВЕСТИ РЕВИЗИЮ СОБСТВЕННЫХ ЗАТРАТ, А УЖЕ ПОТОМ РАССКАЗЫВАТЬ, ЧТО НА ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ НЕ ХВАТАЕТ ДЕНЕГ»

Управляющий партнер Национальной антикризисной группы, политический эксперт Тарас Загородний в программе «Позиция», телеканал «Рада», 10.08.16

 

10.08 — Поймали на взятке судью Николая Чауса, который вел дело Корбана, Автомайда на, Иванющенко. Чтобы привлечь его к ответственности и отменить неприкосновенность, нужно, чтобы Генпрокуратура обратилась в Верховный Суд, а он в парламент. Насколько перспективен этот процесс?

— Пока еще неизвестно в каком состоянии находится дело. Мы видели банку со 150 тыс. долларов. При всем уважении к правоохранительным органам, но там много шума, а результатов нет. Мы помним, как громко задерживали судью в Одессе, но неизвестно чем все закончилось. Результатом деятельности правоохранительных органов является решение суда, а этого пока не видно. Здесь будет сложная процедура, не думаю, что депутаты бросят свои отпуска и вернутся на рабочие места, чтобы принять решение именно по Чаусу. Скорее всего, перенесут на осень. Чаус — очень непростой судья. Он рассматривает достаточно деликатные дела. Помним, как происходило с Корбаном. Его сначала пытались засудить в Чернигове, где судьи устроили «итальянскую забастовку», когда они вроде бы сильно хотят работать, а в действительности ничего не происходит. Дальше переместилось в столицу и все видели множество юридических нарушений, но Чаус довел дело. От него ниточки ведут к очень высоким ступеням власти и его будут защищать различными способами. К тому же, я не помню, чтобы наши судьи посадили своего коллегу. Суд — это система. Чтобы бороться с любой системой, нужны системные решения, системные люди и политическая воля.

— В суде сказали, что Чаус собирается выйти на работу, потому что у него запланировано много дел к рассмотрению. Насколько это возможно с моральной и этической точки зрения?

— С этической и моральной точки зрения он не может приступать к работе, а с юридической — да. Пока не объявлено решение суда и не доказано, что он брал взятки — он имеет право выходить на работу.

— Как вы можете прокомментировать работу органов, которые активно борются с коррупцией?

— Есть много шума, много громких задержаний, но результата нет. Как только будет приговор суда, тогда можно говорить об изменениях и о том, что наши правоохранительные органы борются с коррупцией. Все обвинения направлены только на оппозиционные фракции и партии, но упорно умалчивают о провластных. Так у нас многие президенты боролись с коррупцией. Пока мы не видели задержания или возбуждения уголовного дела против чиновников высокого ранга, которые руководят миллиардными потоками.

— Насколько нужно менять процедуру? Помним, как долго парламент рассматривал вопрос по Онищенко и голосование проходило когда он уже покинул страну.

— Генеральный прокурор возглавлял самую большую фракцию в парламенте. Что им стоило изменить порядок и отменить неприкосновенность хотя бы судей? Надеюсь, что Луценко использует свои связи в парламенте, чтобы этот вопрос был решен системно. Наши судьи пользуются беспрецедентным уровнем защиты, что позволяет им безнаказанно поддерживать коррупцию. Я всегда говорил, что нам в первую очередь следует менять судейскую систему, которая является краеугольным камнем любого государства, а не заниматься косметическим ремонтом меняя полицию. Пока в судах не наведут порядок — ничего не изменится.

— Первых руководителей страны – президента, спикера парламента, главу СНБО, глав ряда областных администраций вызывают на допрос по делу Евромайдана. Будут ли результаты по этому делу?

— Прошло более двух лет и хорошо, что это как-то сдвинулось. Но за два года у непосредственных исполнителей было достаточно времени замести следы. С тех пор поменялось три генпрокурора, которые ничего не сделали. В результате могут посадить мелких исполнителей, а найти тех, кто отдавал приказы, будет тяжело. В том числе и по процессуальным причинам. Многие беркутовцы сбежали кто в Крым, кто в ЛНР и ДНР. Надеюсь, что мы услышим правду.

— Происходящее возле Администрации президента журналисты назвали «Майдан Савченко». Требуют более активной работы по освобождению пленных и заложников, которые находятся на оккупированной территории. Советник главы СБУ сказал, что возможно в Украине появится Антимайдан, но не в такой форме как был более двух лет назад.

— Обмен военнопленными — очень деликатный вопрос. Считаю, что наши структуры работают активно и делают все, что возможно. А требования ускорить — не совсем правильные. Нужно понимать, что мы имеем дело не с цивилизованными людьми, а с Кремлем и организованной преступной группировкой, которая пренебрегает всеми нормами морали, этики и всем, чем только можно. Поэтому идут тяжелые переговоры. Выходить и говорить, что вы неправильно делаете неуместно и очень похоже на провокацию.

— Минфин презентовал проект налоговой реформы к обсуждению. Как воспримет общество отмену стипендий?

— Это скользкий вопрос. Во времена моего студенчества стипендия была 25, а затем 40 гривен. За это время ее размер вырос до 500 гривен и выше. Экономическое состояние страны не может позволить платить стипендии всем. Вопрос следует изучать внимательно. Нужно реформировать систему образования, переходить на гранты и прочее. Чтобы деньги попадали тем, кто в этом нуждается и этого заслуживает. Хотелось бы услышать от министерства финансов, социальной защиты — как они проводят аудит у себя. Почему у нас до сих пор нет единого реестра льготников, почему пенсионный фонд жалуется на большой дефицит, а там работает огромное количество людей, которые непонятно чем занимаются. Лучшие здания в центре города с хорошим ремонтом — у пенсионного фонда. Государство должно начинать с себя, а уже потом рассказывать, что на простых людей не хватает денег.

— Насколько этот и другие острые социальные вопросы опасны в плане досрочных выборов? Есть много политических сил, которые готовы расшатывать ситуацию. Насколько вероятный такой сценарий?

— К сожалению, власть заслужила протесты. За два с половиной года после Майдана мало сделано реальных шагов для борьбы с коррупцией. Нам говорят, что высокие тарифы — это требование Европы. Но Европа не просила повышать сразу. Тарифы непрозрачные, непонятен механизм их расчетов и неясно, как население будет платить если у него нет денег. Что делать людям, особенно одиноким, которые живут в больших квартирах? Стипендии — это только часть того, что будет происходить в стране. Протестная волна нарастает. Социология показывает, что 40% населения готовы идти на протесты — это почти 20 миллионов. И 15% — готовы идти с оружием. Это проявление злости на власть и на то, что происходит в стране. Возможность перевыборов существует.

— Люди, которые помогают Гройсману — Миклош, Бальцерович, которые в своих странах проводили непопулярные шаги, но были оправданы. Смогут ли они что-то сделать у нас?

— Ситуация в странах разная — и в Словакии, и в Польше. В Польше многие выехали из страны во время реформ. У нас все происходит значительно мягче. Бальцерович признает, что у них не было системы помощи субсидиями. Польша не имела военного конфликта, не имела высококоррумпированной системы власти. Доверие к власти было больше. Словакия тоже была в другом измерении — близость рынков к Европейскому Союзу, возможность привлекать инвестиции. И размеры этих стран меньше. А чем меньше страна, тем легче ее реформировать. Не вижу большой пользы от Миклоша и Бальцеровича, потому что Польша и Словакия — прямые конкуренты Украины и за инвестиции, и за рынки, и прочее. Если у нас что-то улучшится, первыми пострадают поляки и словаки, потому что производства перейдут к нам. У нас более квалифицированная рабочая сила и не такая дорогая в сравнении с этими странами.

— Назначили нового руководителя министерства охраны здоровья Уляну Супрун, которая пока и.о. Проголосует ли за нее парламент?

— Она приехала из страны, где работает большая система. У нас много советников из стран, которые по размеру и населению меньше Киева и области. Они вообще не понимают масштабы системы, которую нужно построить. Надуюсь, что опыт Супрун будет полезным для нас. Но в медицине следует начинать с введения страховой медицины. А в парламенте — высока вероятность, что не проголосуют. Ее не знают. Поэтому она останется исполняющей обязанности и надеюсь, что ей дадут провести свою команду.

— Довыборы в семи округах. Там нет победителей от правящего большинства от БПП. Как вы это воспринимаете?

— Это негативный сигнал. Выборы выиграла партия УКРОП и Батькивщина. Антирейтинг власти и БПП составляет 30-40%. В некоторых округах не выдвигались кандидаты от БПП. В других — были технические кандидаты, которые даже не вели избирательной кампании, но взяли на себя весь негатив. Шли или самовыдвиженцы, которых поддерживала власть. Это негативная тенденция для власти и показатель того, что у них нет базовой области.

Видео смотрите здесь