СМИ о нас

 

ТАРАС ЗАГОРОДНИЙ: «СМЕШНО СЛУШАТЬ ЛИЦЕМЕРИЕ ДЕПУТАТОВ, КОТОРЫЕ САМИ ВСТУПИЛИ В ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС, ОБВИНЯЯ В ЭТОМ ДРУГИХ»

Политический эксперт, управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний, канал 112 Украина, 09.07.16

09.07  112— Как бы вы охарактеризовали ситуацию на Донбассе, особенно в контексте эскалации, о которой говорят в пресс-центре штаба АТО и связано ли это с какими-то внешнеэкономическими событиями?

— У нас всегда эскалация на Донбассе происходит под какие-то внешнеполитические действия. В первую очередь это связано с саммитом НАТО. Россия показывает, что не собирается идти на уступки в своей политике. Она пытается проводить эскалацию конфликта для того, чтобы протолкнуть или выгодные ей условия, или продемонстрировать силу. То есть, вынудить запад учитывать ее интересы. Такую политику Россия демонстрирует на протяжении всего периода.

— Полномасштабная эскалация будет или нет?

— Российская Федерация воюет всегда, когда чувствует что может это делать. В данном случае нет поводов для демонстрации их победы. России не удается отвоевать свои позиции о снятии санкций. Между тем экономика России слабеет, резервные фонды заканчиваются — это признает и Кремль. Запад сильнее. Идет война на истощение российской экономики.

— Верховная Рада приняла закон об амнистии в 2016 году. Он распространяется и на участников АТО, которые не совершили тяжких преступлений. Что вы можете сказать об этом?

— У нас не было введено военное положение на законодательном уровне и отсутствовали нормативные акты, которые позволяют интерпретировать действия добровольцев и добробатов в зоне АТО и их право на участие в военных действиях. Если исходить из буквы закона, то они совершали хулиганские действия и наносили телесные повреждения, потому что у нас АТО, а не война. С этой точки зрения сделан правильный шаг. Он позволяет защитить многих людей, которые в тяжелую для страны минуту взяли в руки оружие и пошли защищать страну в тот момент, когда отсутствовали государственные институции, обязанные это делать.

— Непонятен этот шаг со стороны парламента, ведь право амнистировать имеет и Президент?

— Да, Президент имеет право амнистировать, если есть приговор суда. После этого человек подает на помилование и тогда Президент может амнистировать. Но у нас не хотят доходить до суда. Многие находятся в СИЗО по заявлению боевиков или сепаратистов, которые поддерживали сепаратистское движение. Принятый закон позволяет массово применять норму помилования без участия Президента, который не может сотни тысяч амнистировать по одному.

— Не станет ли это решение парламента стимулом или примером некоторым участникам конфликта на Донбассе, чтобы нарушать закон?

— Закон имеет ограниченное действие за тот период, когда все это происходило. Сейчас добробаты являются или частью национальной гвардии, или частью нашей армии. Они действуют в законодательном поле, имеют право применять оружие. А в тот момент, когда на востоке отсутствовала армия, милиция, суды, прокуроры, которые должны были заниматься наведением порядка, их действия можно было интерпретировать как нарушение общественного спокойствия. Допустим, сепаратист проводит агитацию за военные действия, а наши добробаты его поймали и сдали в милицию. С точки зрения права, если у нас не объявлено военное положение, сепаратиста задержали незаконно и тот может подавать заявление, что неизвестно какие личности совершили против него противоправные действия. С принятием этого закона подобные выпады сепаратистов в сторону наших солдат уже не проходят.

— На прошлой неделе наши депутаты проработали всего ничего из-за блокирования трибуны. Смогут ли они найти компромиссы, чтобы запустить механизм работы Верховной Рады?

— У нас всегда из парламента пытаются сделать некий горшочек, откуда появятся хорошие действия. На мой взгляд, наши законодатели меньше бы занимались законотворчеством, а лучше бы либерализовали жизнь в нашей стране. Для общества лучше, чтобы в некоторых случаях они не работали, тогда не будет идиотских законов.

— Но уже есть решение, что они не пойдут на каникулы и, когда нужно, будут собираться…

— Конечно, будут собираться. Но вокруг этого существует много манипуляций. Правительство полгода не подает законопроекты о сотрудничестве с МВФ и так далее, а теперь за три дня сообщают, что у них чего-то там стоит в порядке дня. Забрасывание в парламент законопроектов, чтобы депутаты не успели их прочитать — нечестная игра со стороны исполнительной власти. У нас так и бюджет принимали — давайте быстрее, потому что возник этот вопрос и очень нужно. В данном случае нарушается регламент. Какие бы у нас не были депутаты, но быстро они не могут качественно проработать все законопроекты и ознакомить их с общественностью. Правительство фактически бросает парламент через колено каждый раз. В данном случае, ситуация 50 на 50.

— Депутаты говорят, что не хватает времени для качественной проработки законопроектов, внесенных в порядок дня. Нардеп Анна Гопко заявила, что продолжила бы работу парламента еще на 2-3 недели…

— Я всегда критически относился к Анне Гопко, потому что она чемпион по парадоксальной логике. Когда был референдум о выходе Великобритании с ЕС, она заявила, — а давайте принимать туда Украину. То есть, вышла страна-донор, а теперь давайте принимать страну, которую нужно инвестировать. В отношении депутатского времени: что значит порядок дня? Что это за Советский Союз? Наши народные избранники! Давайте качество законов! Это не производство советских времен, когда главным было «давай вал, давай план». Если бы хотели реформировать парламент, давно бы это сделали — и все было бы по-другому.

— Лещенко сказал, что парламент разбежался до сентября и что Батькивщина и Ляшко начали подготовку к внеочередным выборам. Насколько он близок к истине?

— Интересно слушать мнение Лещенко, который пребывая в БПП, уже создал новую партию, точно идущую на выборы. Смешно слушать лицемерие некоторых депутатов, которые сами вступили в избирательный процесс, обвиняя в этом других. А относительно действий Батькивщины и радикалов могу сказать, это называется демократией. Люди недовольны тарифами и просто воют. То, что понапринимали, в том числе и провластные фракции по тарифам, вопросов у Лещенко к НКРЭ почему-то нет. В студенческие годы это называлось «Энциклопедия Фонарева и Потолкова». Они принимают неизвестно какие тарифы по неизвестно какой рентабельности, а потом удивляются, что появляются силы, которые реагируют на запросы людей. А Юлия Владимировна как раз и реагирует на запросы людей.

— Если народные депутаты будут работать так, как на этой неделе — с заблокированной трибуной, сидячими заблокированными проходами — то вряд ли такая работа будет полезной…

— Еще раз повторюсь, что я за качество работы парламента, за соблюдение регламента, чтобы законопроекты обрабатывались, а не бросались в последний момент. Не следует путаться в понятиях, когда правительство забрасывает в парламент сырые законопроекты, которые просто невозможно принимать. В экспертном управлении говорят, что это бред, но депутаты принимают, а потом удивляются, что в Конституционном суде они признаются неконституционными, как это было с законом о люстрации. Головой нужно думать.

— Тему тарифов активно используют определенные политические силы. Сможет ли это привести к досрочным парламентским выборам? Осенью мы увидим какие-то социальные протесты?

— Социальные протесты уже есть. Как бы ни смеялись с того, что профсоюзы вышли на акцию протеста, но не следует забывать, что это живые люди. Они вышли летом, когда обычно затишье. И это еще украинцы не получили платежки. Правительство говорит, что обеспечит субсидиями. А возьмут они эти субсидии из тех, кто платит налоги. Коммунальные услуги съедают до 40, а то и до 50% совокупно бюджета семей. Особенно пострадают бюджетники с прозрачными зарплатами. Если совокупный бюджет семьи из двух бюджетников составляет 7 тысяч гривен — они уже не имеют право на субсидию, а за техкомнатную квартиру нужно будет заплатить 4 тысячи гривен. Следует ожидать, что люди перестанут платить. Потом Кабмин будет плакать, что дайте нам еще денег, чтобы заткнуть эту дыру. Начнет кризис неплатежей как в 90-х. Это приведет к социальным протестам, каким бы аутотренингом не занималась наша власть.

— Будут ли на следующей неделе депутаты работать, ведь парламент деблокируют? Это напоминает игру, когда бегают по кругу и пытаются отобрать последний стул, в данном случае трибуну. Кто первый тот и главный…

— Мы уже проходили это во времена преступной власти. Давайте теперь сталкивать участников АТО, делать из них боевиков, которые будут деблокировать трибуну… Это говорит о том, что провластные фракции не хотят признавать своих ошибок относительно тарифов. Они не хотят решать эту проблему и считают, что нарисованные НКРЭ цифры — так и нужно. Никто не рассчитывает рентабельность украинского газа, никто не поднимает вопрос, почему государственная компания работает как коммерческая структура. «Нефтегаз» — монополист, но он должен играть в социальные программы. Онищенко обвиняют в том, что он завышал цену на газ. Но он продавал «Нефтегазу» за полторы тысячи, а они продают за шесть населению. Это накрутки больше 100%. Это фактически грабеж за счет людей, которые выводят их в безумную рентабельность, закрывают неэффективный менеджмент «Нефтегаза». Теперь эта национальная компания заявляет, что с повышением тарифов уже не финансируется с бюджета. Финансируется, только через субсидии.

— Гройсман, когда комментировал действия парламентских фракций и тему тарифов, напрямую обвинил Тимошенко в коррупции на газовых сделках. Тимошенко угрожают преследования со стороны правоохранительных органов?

— У меня такое подозрение, что Юлию Владимировну будут обвинять еще лет 20. У каждого Президента всегда приходят к стадии, когда виновата Тимошенко. Ребята, вы воруете в таком количестве, что Лазаренко с двумястами миллионами выглядит просто мальчиком.

Видео смотрите здесь